Майор и де Сад

Красавица УфыТак получилось, что мои представления о человеческих взаимоотношениях, в частности, об отношениях полов в зрелом возрасте, в том числе с проститутками Уфы, кардинально изменились. Начало было положено на партийном собрании, а виной стал маркиз де Сад.

Начну по порядку. Наиболее значимые периоды моей профессиональной карьеры, как человека военного, разворачивались в небольших армейских гарнизонах, характерной особенностью которых, независимо от их географических координат, была оторванность от очагов культуры. Последним местом службы был N-ский полк мотострелковой дивизии на севере европейской части России, где я занимал должность начальника служебной и физической подготовки и откуда по выслуге лет уволился в запас в звании майора. Мне было тогда 42 года. Я оформил необходимые документы по выплате пенсии, уехал на родину, в Украину, и в одном из городов купил себе двухкомнатную квартиру на восьмом этаже девятиэтажного дома.

Около года моя жизнь протекала без особых эксцессов и волнений. Вырвавшись из глухого гарнизона, где уезжая я познакомился с дешевой проституткой Ростова, я погрузился в бурлящий котел соблазнов большого города. Передо мной открылись новые горизонты. Я посещал музеи и выставки, ходил в театры и на концерты классической и эстрадной музыки, смотрел телепередачи социально-политической направленности, ну и, естественно, много читал.

Однажды я зашел в книжный магазин и случайно натолкнулся на двухтомник французского мыслителя и писателя маркиза де Сада. Я взял первый том, наугад открыл, прочитал несколько строк и утратил душевный покой. Прочитанное настолько поразило мой не привыкший к искушениям разум, что я лишился чувства реальности и приобрел эти весьма недешевые фолианты.

Дома я погрузился в чтение, но вскоре пришел к выводу, что подобные произведения, насыщенные описаниями невероятных сексуальных приключений, чередующихся с изложением нестандартных взглядов автора на различные вопросы мироустройства, роли проституток в мужской жизни, морали и философии, подолгу читать невозможно. Поэтому я читал произведения де Сада исключительно в минуты духовного просветления, когда мой ум, жаждавший отдыха от суровых реалий нашего бытия, стремился приобщиться к прекрасному.

Примерно в одно время с приобретением мною романа де Сада в нашем доме возник пожар. Вернее, это был не пожар, а просто ребята, балуясь, запустили в подъезде дымовую шашку. Это случилось днем, когда я был на кухне. Неожиданно в гостиной зазвенело разбитое стекло. Я вошел в комнату и увидел, что на балконе мелькает какая-то палка и бьет по моему окну. Выйдя на балкон, я понял, в чем дело: кто-то с верхнего этажа высунул швабру в противопожарный люк. Тут я услышал женский крик:

— У нас пожар! Возьмите ребенка!

За время службы в вооруженных силах мне неоднократно приходилось попадать в экстремальные ситуации. Поэтому я сохранил спокойствие и, демонстрируя хладнокровие бывалого воина, подошел к люку, поднял вверх руки и принял завернутого в одеяло спящего младенца. Ребенка я положил на диван в комнате и быстро вернулся назад, чтобы помочь спуститься женщине. Сверху свесились две стройные голые ноги. У меня сразу участился пульс, и я скромно отвел глаза. Под халатом у женщины ничего не было. Увиденное настолько потрясло меня, что не помогла даже армейская выдержка, и когда я поставил женщину на пол, то в первые мгновения не мог понять, о чем она говорит трясущимися от волнения губами. Мне, конечно, приходилось видеть обнаженное женское тело, но такого трепета, как в данный момент, я не испытывал со времен юности.

Вскоре до моего сознания стал доходить смысл слов, сказанных моей гостьей. Оказывается, ей позвонила соседка снизу и сообщила, что в доме пожар. Молодая мать выскочила на лестничную площадку, но она была вся в дыму. Я вышел в коридор и действительно учуял какой-то слабый запах.

Во дворе завыла сирена и зарокотал мощный двигатель пожарной машины. Я вышел на балкон. Внизу суетились пожарные, но через минуту, разобравшись, в чем дело, они смотали свои шланги, а командир экипажа через мегафон объявил жильцам, что это дым от дымовой шашки, и скоро он развеется. Вернувшись в комнату, я передал слова пожарного женщине, сидевшей на диване с младенцем на руках. Она поблагодарила меня, изящным жестом убрала с лица прядь волос и повернулась в мою сторону. В эту минуту сквозь облака выглянуло солнце, в комнате стало светлее, и я узнал ее...

Тут я хочу вернуться в то далекое время, когда я, молодой лейтенант, начинал свою карьеру в армии.

После училища меня распределили в гарнизон, затерянный в азиатских песках. Для холостяков в этом гарнизоне, как, к сожалению, и во многих других, главными развлечениями были кино, водка и карты. Даже телепрограммы принимались только при благоприятных погодных условиях, и то в основном иностранные, транслировавшие только заунывные песни и танцы под бубен. Была в полку и библиотека. Однако, по моим наблюдениям (не буду касаться высшего командного состава), офицеры среднего звена, не говоря уже о прапорщиках, старшинах и сержантах, чтение книг к разряду первостепенных интересов не относили, поэтому я долгое время не посещал этот очаг культуры и знаний.

Пришла весна. Пустыня покрылась цветами и зеленью, и стало очень жарко. Однажды, намереваясь укрыться от досаждавшего зноя, к которому мой организм еще не привык, я забрел в библиотеку, которая располагалась в торце здания полкового клуба и имела отдельный вход. Она состояла всего из двух комнат: в одной было что-то наподобие читального зала, в другой — книгохранилище.

Едва я вошел внутрь, как мне в нос ударил запах женщины. В сугубо мужском коллективе все, что связано с женщиной, воспринимается обостренно, в том числе и ее запах. Но больше ни разу в жизни мне не доводилось ощущать такого ярко выраженного запаха женщины. Не запаха женского тела, а именно запаха женской сути, важнейшей составляющей в ряду тех загадочных компонентов, которые в сознании романтически настроенного молодого человека рисуют оторванный от действительности, но не ставший от этого менее притягательным образ Прекрасной дамы. Конечно, причиной тому могли быть какие-то особенные духи, или она пользовалась восточными благовониями, а может, дело было в моем обостренном в те годы обонянии, но, переступив порог библиотеки и еще не видя стоявшей за книжными полками женщины, я понял, что уже влюблен в нее. На звук открывшейся двери из книгохранилища вышла она. Ей было, наверное, лет под сорок. У женщины были роскошные вьющиеся каштановые волосы, очень темные, почти черные, глаза и белая кожа. Фигура была стройная, а талия такая тонкая, что будь она военнослужащей, подходящего размера обмундирования ей не нашлось бы даже на дивизионных складах.

С тех пор я стал самым читающим офицером в полку. Совмещая приятное с полезным, я наслаждался интересной книгой и исходившим от нее ароматом и, порой, отключившись от грубых казарменных условий, предавался различным сладостным мечтаниям. Книги с собой я не брал, а читал их прямо в библиотеке. Думаю, что ее аромат действовал на меня, как допинг на спортсмена, потому что книги я проглатывал со страшной скоростью. Сначала она не верила, что можно так быстро читать, но, несколько раз побеседовав со мной по поводу прочитанного, с удивлением убедилась в обратном. Скорее всего, она уловила, какие взгляды я на нее бросаю, потому что стала предлагать мне любовные романы.

Проститутка Санкт-ПетербургаОднажды я читал роман французского писателя Оноре де Бальзака. Некий художник сначала любил одну женщину, а затем влюбился в ее дочь. Непостоянство чувств свойственно людям искусства, но меня занимало то, как изящно, достоверно и впечатляюще описаны любовь и страдания этого человека. Вдруг я учуял, что в заполнившем небольшое помещение запахе появился новый аромат. Я отложил книгу и подошел к барьеру, за которым у входа в книгохранилище сидела она и листала журнал. Мой вид горящими глазами, вздымающейся грудью и трепещущими ноздрями свидетельствовал об охвативших меня чувствах.

Она закрыла журнал, посмотрела на меня, и по ее глазам я понял, что она верно истолковала мое внутренне состояние. Она взяла с полки ключ и молча протянула мне. Я закрыл дверь изнутри, перешагнул через барьер, подошел к ней и хотел обнять, но она отстранила мои руки, отступила на несколько шагов вглубь книгохранилища, и здесь, уже не сдерживая своего порыва, мы лихорадочно и самозабвенно набросились друг на друга, и я впервые познал откровение любви. Упоенно предаваясь страсти, я утратил контроль за своими действиями и пришел в себя оттого, что мне на спину сверху посыпались книги. Поднялась пыль, и к головокружительному аромату лежавшей подо мной женщины добавился запах старых книг. Я растерялся, поднялся на ноги, подтянул рукой брюки и оглянулся назад. Поскольку я упирался сапогами в стеллаж, то сбросил с него несколько книг и три из них порвал. Женщина, одернув юбку, села на полу. На ее устах играла сдержанная улыбка, но, заглянув мне за спину, она сделала серьезное лицо и строгим голосом сказала:

— Молодой человек, что вы себе позволяете? Мало того, что порвали мне белье, так еще нанесли ущерб казенному имуществу!

Я покраснел и, как нашаливший школьник, стал оправдываться. Однако она не выдержала роли и, засмеявшись, вскочила на ноги, приблизилась ко мне, легонько обняла и, взъерошив волосы, поцеловала в губы.

— Успокойся, дурашка, я ведь шучу, — хрипловатым голосом произнесла она и, пристально посмотрев мне в глаза, спросила: — Сколько времени тебе нужно для восстановления?

— Я уже готов! — выпалил я и по привычке встал по стойке «смирно».

— Вот и отлично. Тогда приступайте, лейтенант! — распорядилась она и расстелила на полу снятую со стола скатерть... как элитная путана Питера, она грациозно раздвинула ноги.

С тех пор запах старых книг будит во мне эротические фантазии и возвращает к тем далеким временам, когда я был молод и по-настоящему счастлив в любви.

Но, увы, наше, а может, только мое, счастье длилось недолго. Через полгода срок ее контракта истек, и она уехала.

Вместо нее библиотекарем назначили жену замполита, даму с вызывающими манерами и формами, которая считалась первой красавицей в полку. Однако женщиной от нее не пахло. Сквозь благоухание духов пробивался едкий запах пота.

От тоски и безысходности я несколько раз вступил в связь с женой замполита, но, как и предвидел, желанного забвения не получил и перестал посещать библиотеку, которая вскоре вообще прекратила свое существование. После меня в библиотеку зачастил один капитан. Но его жена со скандалом и битьем стекол пресекла внезапно открывшуюся у своего мужа страсть к чтению. Замполит срочно отправил свою жену на родину, а вместо библиотеки, идя навстречу пожеланиям личного состава, оборудовали бильярдную и поставили теннисный стол. Книги же солдаты погрузили в «Урал», и в порядке оказания шефской помощи мне поручили отвезти их в ближайший райцентр и сдать в библиотеку.

Но вернемся в настоящее. Попытаюсь объяснить, какое отношение к описываемым событиям имеет неожиданно появившаяся в моей квартире молодая женщина. Я ее узнал, но постарался скрыть охватившее меня волнение. Думаю, это мне удалось, так как она сама не оправилась от потрясения, вызванного мнимой опасностью. Я предложил ей, пока дым не рассеется, побыть у меня.

— Давайте я вас чаем угощу. А ребенок ваш молодец. Даже не проснулся. Это мальчик или девочка?

— Дочка. Витой зовут. А я — Таня, — ответила женщина.

Я тоже представился и пригласил ее на кухню.

Таня положила спящего ребенка на диван, поднялась и поправила халат. Вдруг, покраснев, она бросила на меня быстрый взгляд, стыдливо потупилась и, повернувшись к ребенку, стала поправлять одеяло, в которое тот был завернут. Я не подал виду, что понял причину ее смущения, подождал, пока она поаккуратнее уложит ребенка и, пропустив вперед, жестом указал, куда нужно идти.

На кухне я разлил заварку по чашкам, добавил кипяток и предложил для успокоения нервов выпить по рюмочке коньяка.

После этого у Тани поднялось настроение, и она принялась со смехом рассказывать об охватившей ее панике, когда, разбуженная звонком соседки, она металась по квартире, пока не вспомнила о люке на балконе. Ее звонкий смех и появившиеся на щеках соблазнительные ямочки придали уверенности и мне. Я вкратце рассказал ей о себе, как очутился в этом городе, поведал несколько веселых историй из армейского быта.

Наша беседа была прервана донесшимся из комнаты детским плачем. Таня поднялась из-за стола, спросила у меня который час и пошла к ребенку. Я ответил, что уже три часа. — О боже! — всполошилась Таня. — Витку давно кормить пора. Извини меня, моя маленькая, — обратилась она уже к дочери. — Мама совсем забыла о своем сокровище.

Тем временем я выглянул на лестницу. Дыма уже не было, лишь стоял запах горелой резины. Подошла Таня, и мы стали прощаться. Она сказала, что оплатит мне стоимость разбитого ею стекла или возместит потери коробкой конфет и шампанским, тем более, что я ее уже угощал. Это предложение мне было по душе.

Таня ушла домой, а я, наконец, объясню, почему ее неожиданное появление так взволновало меня. Дело в том, что мы с ней когда-то уже встречались, так как жили в одном подъезде. Однажды, возвращаясь домой из магазина, я в последний момент перед закрытием дверей успел запрыгнуть в лифт, в котором уже находилась красивая девушка. Это была Татьяна. Я нечаянно задел сумкой перевязанную бечевкой стопку книг, которую девушка держала в руках. Бечевка порвалась, и книги посыпались на пол. Я извинился, мы присели и стали их собирать. И тут я уловил исходивший от ее волос запах, к нему добавился запах пыльных книг, и в моей памяти ожили прекрасные образы прошлых лет, всплыли сцены из среднеазиатской библиотеки. Меня сразу бросило в жар, мысли спутались. Лифт остановился, и я выскочил на площадку, хотя это был не мой этаж.

Впоследствии я несколько раз встречал ее во дворе с коляской, но поговорить нам не довелось...

Проститутки Киева, Москвы и Санкт-Петербурга еще покажут и расскажут многое:

Алина
Яна
Галина
Тамара
Екатерина
Людмила
Елена
Ангелина
Виталина
Марьяна
Арина
Светлана