Дорожное приключение

Я проснулся в шесть утра от звонка будильника. Хотел запустить в него подушкой, но вспомнил, что сегодня нужно ехать. Проклиная все на свете, встал и, выпив чашечку чая, пошел в гараж.

Командир отпустил меня в Одессу, чтобы решить семейную проблему. Дело в том, что моя вторая жена с дочерью жила в Одессе. Мы были женаты уже больше десяти лет, но она так и не отважилась покинуть родительский дом, боясь уехать от своей мамочки.
Мы познакомились в Одессе, куда я после развода приехал отдыхать из Забайкалья, где служил. Место, как говорится, было вакантным, и мы через две недели после знакомства сыграли свадьбу. Вот так и получилось, что из отпуска я вернулся с кольцом на пальце. Моя новая женушка, проститутка, продержалась чуть больше месяца, а потом заявила, что беременна, и укатила к мамаше.

С тех пор прошло больше десяти лет, но она так ни разу и не приехала. Я приезжал на день рождения нашей малышки и в отпуск. Потом мне удалось перевестись в Украину. Думал, что теперь Нина переедет ко мне. И квартиру двухкомнатную получил, и обставил ее, но не тут-то было. Она наотрез отказалась, ссылаясь на то, что дочь болезненная, и ей нужен морской воздух. Так прошло еще три года. Дочь пошла в первый класс. Я приезжал каждые полгода, а деньги пересылал почти каждый месяц, но ничего не менялось. Жил один в двухкомнатной квартире и уже не видел иного выхода, как разойтись со своей благоверной. В последний раз ее подружка проболталась, что у Нинки кто-то есть. Я тоже не безгрешен, ведь нормальный же мужик.

Шеф отправил меня в Одессу не только для решения личных проблем. Наш инженерный батальон должен был получать оттуда технику, и мне было поручено ее осмотреть. Для поездки выделили наш служебный “жигуленок”.
Водитель подвел, и на свой страх и риск я решил ехать сам. На всякий случай повесил свою форму в салоне. Подполковничьи звездочки были видны даже издалека.
В девять утра был уже на трассе. Вчерашняя выпивка и начинающаяся жара дали о себе знать уже через пару часов. Я мечтал о бокале холодного пива, но пришлось довольствоваться водой. Проезжая через какой-то поселок, еще издали заметил водопроводную колонку. Вылив из бутылки остатки, я с наслаждением припал к холодной бодрящей струе, ударившей из крана.-Дяденька, довезете меня до Михайловки? — сквозь шум льющейся воды донесся тоненький голосок.

Я обернулся и увидел стоящую рядом девушку. На вид ей было лет семнадцать, но порода молодой проститутки Москвы чувствовалась уже сейчас. Сквозь ткань белой футболки отчетливо проглядывали вполне сформировавшиеся грудки, а короткая джинсовая юбочка не могла скрыть симпатичных загорелых ножек. Курносый носик, пухлые губки и большие серозеленые глаза, которые с мольбой смотрели на меня из-под короткой светлой челки, ожидая ответа.

— Отчего же не довезти, если мне по пути.
— Вы ведь в сторону Одессы? Значит, по пути.
— А чем рассчитываться будешь, красавица? — спросил я в шутку.

Она смущенно потупила глазки и пожала плечиками. От этого движения сосочки на ее груди смешно подпрыгнули.

— Ладно, садись. По дороге разберемся, — сказал я, открывая переднюю дверцу.

Она подхватила небольшую сумку, стоявшую рядом, и проворно забралась в салон, сверкнув голыми икрами. Мы тронулись. После холодной водички стало немного лучше, но ненадолго.

— Откуда едешь? — поинтересовался. — И как тебя зовут?
— Я в Кировограде в техникуме учусь. Экзамены сдала и еду домой. Зовут меня Валей.
— А здесь как оказалась? Ведь от Кировограда больше ста километров.
— Меня ребята знакомые хотели отвезти, но... — она замялась. — Денег у меня не было, они и решили...
— Что решили?
— Хотели, чтобы я с ними по другому рассчиталась, — она вскинула на меня свои зеленоватые глаза, — а я не могу.

Она замолчала и оправила юбчонку на коленках.

— Не можешь? — удивился я, окинув цепким взглядом ее ладную фигурку. — Ты на вид девочка большая.
— В том то и дело, что девочка. Я могу только по легкому, а им этого мало, вот меня и высадили.
— По-легкому — это как? — не понял я.
— Ну-у... Вы такой взрослый и не понимаете, — облизала она пухлые губки.

До меня дошло, и я иначе взглянул на свою попутчицу. Идея не казалась мне теперь такой абсурдной, но я не мог уподобиться каким-то ребятам. Я замолчал, сосредоточив внимание на дороге, но она, очевидно, по-своему истолковала мое молчание, потому что через минуту я ощутил ее пальчики на своем бедре. Они погладили его и переместились выше.

— Если хотите, я могу у Вас...

Я продолжал давить на педаль газа, никак не отреагировав на ее предложение. “А с другой стороны, почему я должен везти ее бесплатно?” Подбодрив себя такими мыслями, я бросил взгляд на свою спутницу. Ее пальчики проворно расстегнули молнию на моих брюках и нырнули туда. Я невольно притормозил, отыскав глазами подходящее для остановки место. Метров через пятьсот был поворот. Свернув туда, мы оказались на грунтовой дорожке. Малышка уже добралась до моего ожившего бойца, освободила его из брюк и обхватила пальчиками. Конечно, после вчерашней пьянки я не чувствовал сильного возбуждения. Но в ее руке мой член начал увеличиваться, а когда ее язычок коснулся головки, боец чуть не выпрыгнул из штанов. Невольно моя рука потянулась и легла ей на плечи, затем залезла под футболку. Я поймал в ладонь нежный упругий плод и с вожделением сжал. В этот момент Валюша осмелилась взять мой член в рот. Девушка все больше распалялась: потеряв осторожность, она начала неистово сосать мой член, изредка облизывая, как конфету. Я удивлялся, как он помещается у нее во рту — под ее ласками он достиг максимальной величины. Она ловко справилась с задачей, доведя меня за десять минут до сокрушительного оргазма. Почувствовав, как напряглось мое тело, Валя хотела отстраниться, но я не мог позволить лишить меня сладостного мига: надавил рукой на ее затылок и заставил проглотить хлынувшую сперму.

Она слегка закашлялась, но тут же деловито слизала остатки и только теперь заметила мою блудливую руку на своей груди.

— Ой, дяденька! Не надо меня трогать, — попросила она с милой улыбкой. — А то я знаю, что Вам все мало.
— Валюша, ты прелесть, — похвалил я ее.

Она достала бутылку с водой и, отпив пару глотков, деловито спросила:
— Ну? Теперь поедем?
— Конечно, хотя ты разбудила во мне...
— Дяденька, поехали, — умоляюще глянула она на меня. — Меня мама ждет.
— Ты с мамой живешь? Или еще кто есть?
— Нет. Нас двое. Батя уехал на заработки в Россию, да так и не вернулся. Уже шесть лет прошло.

Я привел себя в порядок, и мы тронулись. До Михайловки было еще километров семьдесят, и всю оставшуюся дорогу девушка рассказывала о своей маме, о том, какое у них чудесное село.

Мама встретила нас на крыльце, расцеловав дочь в обе щеки и вежливо пожав мою руку. В благодарность, что я доставил Валюшу, она предложила пообедать у них. Долго уговаривать меня не пришлось. Гостеприимную хозяйку звали Варварой Степановной, но такое официальное обращение не вязалось с простой моложавой женщиной, которой от силы лет тридцать пять. Мне легче было бы называть ее Варей. Статная фигура производила впечатление, и я с удовольствием наблюдал, как она порхала по комнате, накрывая на стол.

— Давайте пообедаем во дворе, — предложила она. — В беседке прохладно.

Мы перенесли все в сад и расположились в беседке, которая со всех сторон была оплетена виноградом. Варвара Степановна спустилась в погреб и вытащила бутыль домашнего вина.
— Угощайтесь, пожалуйста.
— Я ведь за рулем. Мне еще ехать и ехать, — попытался воспротивиться я, правда, не очень уверенно.
— Отдохните, а завтра раненько поедете. У нас места много.
Последний довод окончательно склонил меня в пользу ее предложения, а вид искрящейся янтарной жидкости сломил волю. Я с удовольствием выпил стакан вина, отведал борща, а потом вареников со сметаной. Она все время подливала мне в стакан.
— А Валюше почему не наливаете?
— Она еще маленькая, успеет, — ответила мать, ласково глянув на свое чадо.
Валюша злая, слушая неторопливую беседу, изредка вставляла одну-другую фразу, бросая на меня лукавые взгляды. Под конец обеда мы с ее матерью уже перешли на “ты”. Впервые за последние несколько месяцев я поел настоящей домашней пищи. С женщиной я чувствовал себя легко и свободно, будто знал долгие годы. Она поинтересовалась моей семьей. Я вспомнил мне вдруг расхотелось ехать дальше. Видеть напыщенную, почти чужую женщину — мою жену, слушать каверзные вопросы ее матери, терпеть суровый взгляд тестя. У меня сразу испортилось настроение. Варя поняла это по моему виду и тут же переменила тему разговора.
Валюша посидела еще немного, а затем ушла в дом слушать музыку. Мы с ее мамой долго беседовали, и вскоре она снова спустилась в подвал, достав новую бутылку. Начало смеркаться, и Варя засуетилась, предложив ложиться отдыхать.
— А может, Вам на свежем воздухе постелить? Можно раскладушку в беседке поставить. Только комары могут покусать. Как хотите?
Проститутки Одессы и МосквыЯ согласился спать в беседке. Валюша давно спала, а ее мать еще хлопотала по хозяйству, напевая себе под нос. Под ее тихий мелодичный голос я и уснул.
...Чье-то горячее бедро легло на мои ноги, влажные губы припали к обнаженной груди. Приоткрыв глаза, я не увидел, а почувствовал, что это Варвара Степановна. Еще не очнувшись ото сна, я погладил ее волосы, и она тут же благодарно прижалась ко мне обнаженным телом. Ее нетерпеливая рука скользнула ко мне в трусы. Прикосновние женских пальцев вызвало естественную реакцию, и через минуту я уже подмял ее под себя,  чувствуя упругое трепещущее в ожидании ласки тело. Варины груди были большими и мягкими, как у дешевой проститутки Питера, хотя и сохранили волнующую упругость. Сжав их в ладони, я поцеловал женщину в губы, и она ответила на поцелуй, жадно открыв не терпеливый рот. Раскладушка под нами угрожающе заскрипела, но выдержала. Варины пальцы сжали мой член, который уже пришел в себя и напрягся в теплой женской ладони. Она начала массировать его, оттягивая кожицу головки, сладко постанывая. Раздвинув коленом ее бедра, я хотел окунуться в податливую плоть, но она сама направила мой член в свою “норку”, которая так и полыхала жаром. Одним резким движением я вогнал в нее своего молодца “по самые помидоры”. Варя громко вскрикнула и забилась в неистовом оргазме, прижимая меня к своей груди и шепча на ухо ласковые слова. Раскладушка снова затрещала под напором наших слившихся в экстазе тел.
— Мама, что случилось? — послышался испуганный девичий голосок. — Что с тобой?
— Ничего, доченька. Все хорошо, — едва разлепила пересохшие губы Варя, продолжая вжиматься в меня и притиская руками мои ягодицы к своим расставленным в стороны бедрам. — Спи, доченька, спи, — почти выкрикнула она, двигая тазом и обхватывая меня ногами.
Некоторое время мы лежали тихо, стараясь не выдать неосторожным движением своих действий, но постепенно утратили бдительность, и я с новыми силами принялся обрабатывать это давно несеянное поле. Мой член лихо вторгался в наполненную женскими соками “норку”, сладко чмокая при каждом движении. Наконец я кончил, оросив влагалище мощным выбросом спермы.
При последнем движении наше ложе скрипнуло в последний раз — и мы оказались на полу беседки. Варя громко расхохоталась и выбралась из-под меня, поправляя волосы. Я тоже встал, и мы застыли в долгом сладком поцелуе.
Начало светать. Варя ушла в дом, стыдливо прикрывшись простыней. Я уже не мог уснуть. Проворочавшись еще час, решил ехать.
Умывшись, пошел к машине, но увидел стоящую на пороге Варю. В руках она держала большую глиняную кружку с молоком.
— Выпейте молочка холодненького, Дмитрий Иванович, — певучим голоском пропела она, протягивая мне кружку.
Молоко действительно было холодным и вкусным. Выпив кружку до дна, я поцеловал хозяйку в щеку, поблагодарил за гостеприимство и уехал. В окошке мелькнуло личико Валюши, и мне показалось, что на нем светилась улыбка сожаления.
Я ехал к жене, но знал, что пробуду там недолго, а на обратном пути обязательно навещу заботливую хозяюшку и ее дочь. И кто знает, что из этого еще получится.

Проститутки Киева, Москвы и Санкт-Петербурга еще покажут и расскажут многое:

Яна
Анна
Ирина
Альбина
Эмилия
Майя
Светлана
Галина
Ангелина
Елена
Диана
Тамара