Проститутка Киева стала полисвумен

Путана полицияПо пустынным и темным улицам ночного города шла Барбара, в прошлом проститутка с силиконовой грудью Киева, домой. Она была копом и целый день патрулировала улицы. Ужасно устала, но возвращаться в пустую квартиру не хотелось. Барбара, жила одна, и мысль о том, что придется провести весь вечер, лежа на диване и уставившись в экран телевизора, приводила девушку в уныние. Ей хотелось чего-то необычного, развлечений.

Ничего более интересного, чем зайти по пути в бар и пропустить пару рюмок, она придумать не смогла, но настроение от этого не улучшилось. Слегка пошатываясь, продолжила путь домой, но вдруг из ближайшего переулка послышался слабый крик: “Не надо, помогите!”, который тут же смолк.

Барбара становилась в растерянности, не зная, на самом деле кто-то звал на помощь или это результат выпитого виски. Крики больше не повторялись, и она решила, что ей померещилось. Отошла на несколько шагов в сторону, но профессиональная привычка взяла верх: чертыхнувшись про себя, она достала из кобуры пистолет и ринулась во мрак.

Переулок был узким, темным и очень грязным. Барбара то и дело натыкалась на какой-то хлам, валяющийся прямо посреди дороги, больно об него ударяясь. Наконец проход стал шире, да и большинство выходивших сюда окон домов светились, отбрасывая достаточно света, чтобы разглядеть, что здесь творится.
Одного взгляда девушке оказалось достаточно, чтобы понять — она пришла не зря.

Метрах в десяти от нее высокий и крепкий парень-латинос прижал совсем молоденькую девчонку. Одной рукой он держал у ее горла выкидной нож, а другой — шарил под юбкой. Парень резко дернул руку, послышался треск разрываемой материи, и в его ладони оказался лоскут светлой ткани — все, что осталось от трусиков несчастной жертвы. Затем вжикнул молнией на джинсах, приспустил их, и наружу вырвался завидных размеров вздыбленный член.

— Ну-ка, нагнись немного, я тебе вставлю, — проговорил насильник.
— Не надо, пожалуйста, отпустите меня, — захныкала девушка.
— Заткнись и делай, что тебе говорят, — рявкнул парень, — а то...

Он нажал на нож — и девушка вскрикнула, а латинос громко засмеялся.

Барбару захлестнула волна негодования: больше всего на свете она ненавидела таких ублюдков, которые только и могут, что издеваться над слабыми, а насилие над женщиной она вообще считала наибольшим преступлением. Не теряя ни секунды, она бросилась вперед.

— Стоять, полиция! — крикнула, направляя на насильника пистолет.

От неожиданности тот опешил: уж чего он ожидал сейчас меньше всего, так это вмешательства копа. Но, увидев перед собой всего лишь женщину, он быстро пришел в себя.

— Да пошла ты, — процедил он сквозь зубы.
Поставив между собой и Барбарой свою жертву, он сильно вдавил острие клинка в ее шею. По тонкому лезвию стекла капля крови, а сама девушка обмякла в руках латиноса, потеряв сознание.
— Брось пушку, — проговорил парень, нагло уставившись, — а то я эту сучку прикончу у тебя на глазах.

Он, скорее всего, блефовал, но Барбара не стала рисковать. Поглощенный недавно алкоголь придал ей храбрости и безрассудства, поэтому она решительно отшвырнула оружие подальше в сторону, чтобы им не смог воспользоваться ее противник, и стала ждать, что будет дальше...

— Молодец, — сказал парень, отталкивая от себя бесчувственную девушку. — А сейчас мы разберемся с тобой.

Из брюк латиноса все еще торчало мужское достоинство, которое не утратило своей силы даже в такой ситуации. Барбара не без удивления уставилась на это чудо природы. Проследив за ее взглядом, парень на миг смутился, отвернулся, привел себя в порядок, а затем вновь обрел наглость и самоуверенность. Поигрывая ножом, он медленно подошел к Барбаре, окинул ее оценивающим взглядом и произнес:

— Знаешь, а ты ничего. Пожалуй, я не стану обижать тебя, если согласишься сделать мне приятно. Ты обломала мне кайф с этой, — указал он на бесчувственную девушку, — значит, сделаешь все сама. Справедливо?

Почувствовав себя хозяином положения, парень расслабился и тут же получил сильнейший удар ногой в лицо: драться Барбара умела.

— Ах, ты так! — проревел латинос, вытирая кровь, текущую из сломанного носа, и бросился на Барбару, размахивая ножом.

Та перехватила его руку, вывернула — и смертоносный кусок стали упал на землю. А затем началось избиение незадачливого насильника. Парень сначала пробовал защищаться, потом кричал и звал на помощь, а затем вскочил и бросился наутек.
Барбара метнулась в угол, нашла свой пистолет и стала преследовать преступника. Тот бежал, пока не уперся в тупик. В отчаянии он ринулся в первый же подъезд и побежал вверх по лестнице, надеясь выбраться на чердак и уйти по крышам.

Барбара настигла его на полпути, посреди лестничного пролета. Удар по ногам — и парень со всего размаха грохнулся о ступени. Тяжело дыша, он перевернулся на спину.

В его глазах читались паника и страх. Этот взгляд был для Барбары словно бальзам на душу. “Пусть эта сволочь на собственной шкуре почувствует, каково быть жертвой”, — пронеслось у нее в голове.

Она пнула парня еще раз и пристегнула к перилам одну его руку наручниками, которые всегда носила в сумочке. Это была излишняя предосторожность. Парень и не помышлял о сопротивлении, но ей нужно было перевести дыхание после утомительного преследования и рисковать при этом не хотелось.

Вдруг Барбара с изумлением отметила, что ширинка у парня продолжает топорщиться. «Неужели, у него до сих пор стоит?» – подумала опытная. Захотелось это проверить, но она тут же устыдилась своих мыслей. «Впрочем, почему бы и нет? — подумалось ей. — Своим поступком он дал право не слишком с собой церемониться. А значит, я вольна поступать, как заблагорассудится».

Усмехнувшись, Барбара нагнулась к парню. Ожидая удара, тот испуганно дернулся назад, но к его большому удивлению проститутка Киева стала расстегивать ему ширинку и извлекать оттуда его пенис. Сначала парень ничего не мог понять и лишь удивленно таращился на нее, но затем до него дошло, что эта чертова баба достает его игрушку для того, чтобы что-нибудь с ней сотворить в отместку за то, что он хотел трахнуть в переулке девчонку. Такого он выдержать не мог, поэтому заорал со всех сил, забился в истерике, умоляя простить и обещая впредь вести себя примерно.

Когда Барбара поняла причину этого гама, настроение сразу подскочило, и она решила воспользоваться случаем и попугать негодяя, чтобы он не только не смел больше нападать на женщин, но и вообще обходил их десятой дорогой.

— Ну что, мачо, отстрелить тебе его? — произнесла она голосом маньячки, придав лицу предельно зверское выражение.

Парень выпялил глаза, судорожными движениями стараясь прикрыть свое хозяйство, а его мольбы о пощаде стали еще горячей. Барбара никогда не замечала за собой склонности к садизму, но сейчас поймала себя на мысли, что испытывает удовольствие, глядя на валяющегося у ног мужчину.

— Нет, отстрелить — будет для тебя слишком легким наказанием, — продолжала женщина свою игру, — да и шуму будет много. Оторвать его тебе надо.

С этими словами она схватила рукой его «жезл» и чуть сдавила. Ее жертва заверещала, словно девушка в самом деле выполнила угрозу.

— Ну-ну, не кричи, а то весь квартал на ноги подымешь, — произнесла Барбара, не выпуская из рук ставший твердым член, с удовольствием разминая и массируя его, возбуждаясь при этом все больше и больше.

Ни мужа, ни друга у нее нет, когда занималась сексом в последний раз, она уже и не помнит, еще и выпитое виски разгорячило. Да и мачо этот, хоть и подонок, конечно, но симпатичный, а “игрушка” и вовсе замечательная. Мудрено ли, что ее истосковавшееся по мужчине тело отреагировало на происходящее должным образом?
Барбара не стала больше сдерживаться и до конца отдалась нахлынувшим желаниям. Член распростертого перед ней мужчины приводил ее в восторг, безумно захотелось взять его в рот, ощутить губами твердость и бархатистость его нежной кожицы. Хищно облизнувшись, девушка набросилась на вожделенный фаллос голодным зверем, заглотив чуть ли не целиком.
Парень понял все по-своему. Он решил, что сейчас ему откусят то, чем всегда гордился. Престав кричать, он зажмурил глаза, ожидая непоправимого. И лишь когда язык Барбары стал подобно бабочке порхать по головке его “молодца”, а рука — водить по стволу вверх-вниз, он понял, что еще цел и невредим. С удивлением и даже страхом взирал латинос на забавы женщины, не испытывая никаких приятных ощущений, хотя она делала то, что он любил больше всего. Расслабиться и получить удовольствие мешала мысль о том, что когда баба вдоволь наиграется, она сожмет зубы и... И поминай, как звали.
А Барбара словно обезумела. Оставив на время блестящий от ее слюны член, стащила с латиноса брюки, одним резким рывком сорвала с него майку, разорвав на две половины, и с вожделением уставилась на крепкое, загорелое тело, обильно покрытое черными шелковистыми волосками. Затем сбросила куртку, сняла рубашку, освободилась от лифчика, явив на свет тяжелые груди, соски которых аж болели от напряжения. Она придвинулась к парню поближе, поднесла свои упругие холмы к его лицу. Уразумев, чего от него хотят, тот сначала без особого энтузиазма, а затем уже более решительно принялся обцеловывать их, теребя языком соски и всасывая в рот столько податливой мягкой плоти, сколько помещалось. Его мужская сущность одержала верх над всеми опасениями и страхами. Наградой за хорошее поведение стала рука Барбары,  принявшаяся дергать член, готовый вот-вот лопнуть.

Чтобы немного перевести дух, Барбара отстранила от себя прикованного к перилам любовника и освободилась от остатков одежды. Несмотря на свое положение, охваченный похотью латиноамериканец жадно поедал глазами ее обнаженное тело, с нетерпением ожидая продолжения. Оно последовало очень скоро, правда не совсем такое, о котором мечтал мужчина. Барбара встала во весь рост, подошла к своему невольному партнеру, расставила ноги и опустилась промежностью прямо ему на лицо.

Тот сначала пробовал отодвинуться, видно, считал, что настоящему мужчине не пристало делать подобные вещи.

— Ну-ка, давай, лижи, — послышался томный и вместе с тем грозный приказ проститутки Киева с большими сиськами.

Парень не посмел ослушаться и лизнул истекающую влагой щель.
— Давай, смелее, — скомандовала Барбара, и парень принялся орудовать языком в полную силу, то играя с набухшей пуговкой клитора, то проникая в пульсирующее отверстие влагалища.
Девушка тяжело дышала, из груди стали вырываться стоны, переросшие вскоре в крик. Горячий латиноамериканец не смог остаться равнодушным к таким проявлениям чувств и стал работать языком еще усерднее, причем делал это не без удовольствия. Его мужскому самолюбию явно льстило, что он смог довести женщину до такого состояния, пусть и не совсем привычным способом. Но вот Барбара вскрикнула еще громче, вся затряслась, а затем без сил осела на пол, испытав небывалый по силе оргазм.
Однако отдыхала она недолго: разгоряченное, дорвавшееся до мужчины тело требовало продолжения. Положив парня на ступени спиной, она присела над ним на корточки, рукой направила его орудие в свою заждавшуюся дырочку и резко опустилась, нанизавшись на член, словно на шампур. Он был таким большим и твердым, что, даже несмотря на обильную смазку, Барбара поначалу чувствовала легкую боль.

Но, не обращая на это никакого внимания, принялась опускаться и подниматься, насаживаясь на живой кол, и вскоре несказанное удовольствие заслонило собой все неприятные ощущения. Барбара без устали двигала задом, ее партнер подмахивал навстречу, вгоняя мощный фаллос еще глубже в ставшее ненасытным лоно. Девушка кончила, затем еще и еще... Только после пятого оргазма, окончательно выбившись из сил, она не слезла, а почти скатилась с латиноамериканца, на котором так долго скакала. И как раз вовремя: парень закатил глаза, член его напрягся и выстрелил небывалым по обильности зарядом спермы с такой силой, что молочно-белые струи, перелетев через Барбару, забрызгали лестничную площадку.
Некоторое время любовники просто лежали на лестнице, не в силах пошевелиться.

Затем Барбара поднялась и неуверенными движениями стала натягивать на себя одежду. Ноги ее тряслись, тело охватила слабость, но она была довольная, как слон: сто лет ей не доводилось испытывать ничего подобного.
— Как тебя зовут-то? — спросила она у приходящего в себя после столь бурного финиша парня.
— Мануэль.
— Спасибо тебе, Мануэль, — сказала Барбара и медленно побрела по ступенькам вниз.
— Эй, а как же я? — спохватился латинос.
— А никак. Побудешь здесь до утра, а там, глядишь, и освободит тебя кто-то.
В благодарность за испытанное удовольствие Барбара не стала вести Мануэля в участок, но и без наказания оставлять его не собиралась. В конце-концов та девчушка, которую он чуть не изнасиловал, испытала бы кое-что похуже, если бы Барбара ее не спасла, чем испытает этот парень, когда его найдут абсолютно голым, прикованным к перилам наручниками.

В спину ей неслись угрозы и ругательства, но Барбара не обращала на них внимания. Она мечтала сейчас только об одном — поскорее добраться домой и завалиться спать. Уж сегодня-то она будет спать без задних ног. А вот ее нового знакомого, Мануэля, ожидает не слишком приятная ночь. Ну ничего, он это заслужил. Услышав очередной вопль попавшегося, как курица в ощип, латиноса, Барбара усмехнулась и с чистой совестью прибавила шаг.

Проститутки Киева, Москвы и Санкт-Петербурга еще покажут и расскажут многое:

Виталина
Людмила
Елена
Екатерина
Ирина
Светлана
Эмилия
Варвара
Тамара
Анжелика
Алина
Марина